Владимир Дегтярев: «…чтобы вернуть звание самого зеленого города, нам нужно очень постараться»

С каждым днем Республика Крым и его столица город Симферополь все больше преображается: ведется благоустройство общественных пространств, создаются новые зеленые зоны и реконструируются исторические здания. Своими мыслями о развитии города с корреспондентом газеты «Южная Столица» поделился Заслуженный архитектор РК Владимир Дегтярев.

- Владимир Иванович, расскажите для начала о себе. Почему Вы выбрали архитектуру? И как смогли добиться успеха?

- Как я стал архитектором? … Простудившись в детстве, я попал в больницу, и от того, что заняться было нечем стал наблюдать, как старший мальчишка рисует. Я тоже начал рисовать и меня это так увлекло, что уже в 3-м классе я пошел в Симферопольскую художественную школу. Рисованием я занимался достаточно долго, а потом, через 4 года, в выпускном классе ДХШ бросил и ушёл в спорт. Когда я учился в 7 классе СШ№33 учительница по литературе Александра Григорьевна Духина дала на уроке задание – написать сочинение на тему того, кто кем хочет стать. Учитывая навыки рисования и понимание математики, я решил, что два этих качества должны сочетаться в профессии архитектора. Тогда я написал сочинение на эту тему и вскоре забыл об этом. Через 3,5 года пришло время поступать в ВУЗ. Я восстановился в ДХШ, подготовился, сдал документы на архитектурный факультет Одесского инженерно-строительного института и довольно легко с запасом баллов поступил. Получается, особо я не рвался в Архитектуру, но и ни разу не пожалел, что выбрал именно эту профессию. Ведь ценность её состоит в том, что это и профессия, и хобби, и образ жизни.

Что касается успеха, это ведь вещь довольно условная. Вряд-ли пост Председателя общественной организации Союза архитекторов Крыма можно считать большим успехом. Многие коллеги на этом посту говорили, что это «как чемодан без ручки, который нести трудно, а выбросить жалко». Но это та общественная деятельность, которая нужна для поддержки авторитета профессии и какой-то личной дисциплины не только нам, но и государству, поскольку она не позволяет коллегам расслабляться, требует саморазвития и движения вперёд.

- Вы получили звание Заслуженного архитектора Республики Крым. Это ли не показатель успеха?

- Безусловно. Но это итог многих крымских коллег-архитекторов. Когда много работы, и когда ты добросовестно, качество выполняешь её на протяжении многих лет, государство это замечает и отмечает заслуги. Так, что это заслуга в равной степени как моя, так и государства.

- Скажите, а есть ли у Вас любимые проекты?

- Да, конечно! Но большинство моих проектов, которые были сделаны от души - не реализованы. Они не построены и социально не обнародованы. Я бы отметил такие ранние поисковые проекты как «Ресторан ИНТУРИСТ», проект «Дворец бракосочетания по ул. Ленина в г. Симферополе», конкурсный проект «Вилла на о. Насау на Багамах». С последним я занял 6-е место в Международном конкурсе, где участвовали 5 моих коллег из Симферополя, столько же знакомых коллег-москвичей, не считая китайцев... Есть у меня в творческом багаже неплохая работа от Всеукраинского заказного конкурса на проект «Гостиницы на 50 мест с рестораном» по ул. Исторической г. Балаклавы смежно с территорией крепости Чембало. Это был довольно сложный участок - нельзя было спорить с архитектурой Генуэзской крепости ни по масштабу, ни по стилистике. Он был сложный по конфигурации и рельефу. Тогда мою работу отметили 1-м местом среди 2-х киевских, 2-х севастопольских, харьковского и донецкого коллективов. В этой работе мне помог архитектор А. Ткачук, который мои чертежи воплотил в объёмную компьютерную графику. А вообще, самые любимые проекты – это, наверное, ручные эскизы, которых у меня уже и нет. Профессиональный афоризм гласит: «Самый лучший проект архитектора - это тот, который он ещё не сделал...»

- Как менялась столица Крыма в части архитектуры? Какие этапы Вы бы отметили?

- Симферопольцем я стал еще будучи мальчишкой, когда приехал сюда в 1959 году. Это был Хрущевский период, когда стали появляться многоэтажные здания, а люди из коммуналок переезжали в отдельные квартиры. Там, где сейчас Гагаринский парк были старые грушевые и яблоневые сады, чуть ниже было несколько маленьких озер, куда мы ходили купаться; за ул. Гагарина была воинская часть и плантация роз до территории АТП-11065 (ныне рынок «Привоз»).

Застройка кварталов в районе Москольца началась 1962-63 годах, а в 1965-66 годах по задумке архитектора Е. В. Крикуна был разбит и построен парк имени Ю. Гагарина. Проектом были предусмотрены схемы аллей и посадка деревьев с расстановкой элементов благоустройства. Главным решением

проекта парка было объединение нескольких озер в два и создание дренажного канала в сторону р. Малый Салгир. Уже тогда локализовалось общественное пространство и появилась общегородская зона отдыха. Сейчас отношение к парковым зонам и общественным пространствам ещё более серьезное: они становятся предметами конкурсного проектирования.

Это время было одновременно и периодом крупноблочного строительства, первой его индустриализации и гибели архитектуры, что я стал понимать позже, когда поступил в ВУЗ. В 1955 году вышло Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «Об устранении излишеств в архитектуре», что надолго и сразу похоронило как «сталинский ампир», так и советскую архитектуру. Только через 10-15 лет появилась иное направление – архитектура «социалистического реализма». Я бы назвал ее функциональной и достаточно органичной. В ведущих проектных организациях всегда были талантливые и ответственные архитекторы, предъявлявшие высокие требования к себе. Архитектура выражалась честно, без лишних формальных элементов за счёт конструктивных и функциональных элементов здания. В массовой застройке была развита система типового проектирования, которая успешно решала вопросы социально-бытового обслуживания населения. Перестроечный период достаточно резко все это прекратил прежде всего по темпам капиталовложений. С провозглашённой Горбачевым фразой - «Все, что не запрещено законом– разрешено», появилась так называемая свобода. Это коснулось и творческих профессий. В архитектуре страны проявился период «постмодернизма», который можно было бы характеризовать как «антиархитектуру», допускавшую планировку, не связанную с конструкцией и ложный формально-художественный подтекст. Это был своеобразный временный протест архитектурного сообщества. Такое себе ложное направление, которое было спровоцировано пресыщением излишней нормативной и типовой зарегулированностью. Надо сказать, что в симферопольской архитектуре отдельных объектов постмодернизма нет, но есть попытки такой стилистики при оформлении отдельных витрин фасадов и встроенных магазинов...

Сейчас, как и ранее, мы пытаемся идти по примеру западной архитектуры, но ещё не очень успешно получается. Однако на это есть объективные причины: Градостроительный кодекс, который «заточен» на строительный бизнес, а также фактическое отсутствие закона «Об архитектурной деятельности», который существовал в России с 1994 года и был достаточно хорошим, но сейчас он пустой, бесполезный и беспомощный. Я считаю, что Архитектура должна быть целью в обществе, а строительство - только средством достижения этой цели и обычным производственным процессом. Структура же законодательства в Градостроительном кодексе сейчас устроена таким образом, что всё подчинено интересам девелопмента и инвестициям. 

К сожалению, сегодня ощущается излишнее переуплотнение застройки от того, что у «руля Архитектуры» стоят не архитекторы, а представители иных профессий. Надо повсеместно укомплектовывать систему управления архитекторами; как и должно быть, вводить конкурсную систему проектирования для особо значимых объектов и вносить изменения в законодательную базу, за что борется СА России не первый год...

- Когда-то Симферополь занимал 1-е место по озеленению. Как Вы считаете, что необходимо предпринять, чтобы вернуть звание самого зеленого города?

- Вернуть это звание довольно сложно: у нас не так много сложившихся зелёных территорий. Парку «Воронцовка» дали статус Ботанического сада КФУ правильно, в первую очередь, для того, чтобы сохранить сделанное и реконструированное и не дать погубить зелёный массив. Надо принять во внимание то, что Гагаринский парк потихоньку, но успешно и перманентно застраивается, при всём том, что граждане города на это решение добра не давали — это волеизъявление строительного бизнеса и беспринципного местного самоуправления разных периодов. В советское время была территориальная предпосылка для комплексного благоустройства города: в рамках социалистического соревнования между регионами русло р. Салгир в 1984 году было реконструировано из грязного ручья в благоустроенную набережную-пешеходную ось города. К 200-летию Симферополь в плане реализации благоустройства был отмечен как один из лучших городов в СССР. Вместе с ним тогда выделили и Ставрополь. Могу сказать, что топография того города всегда будет способствовать тому, чтобы он признавался одним из самых зелёных городов России, так как расположен он вокруг 2-х лесов. Трудно даже сказать, то ли лес находится в городе, то ли город в лесу. Сама географическая ситуация даёт ему мощные предпосылки быть зеленым городом. Важна также культура зелёного строительства и уход за растениями. У нас, к сожалению, уже нет треста зеленого строительства, каким раньше был «Трест Зеленстрой» или, хотя бы РСУ Зеленого строительства. У нас нет нормальных газонов: получается, что на их месте зимой грязь, летом пыль, а травы нет. Нужно умеренно размещать и деревья, и газоны. Где нет газонов можно размещать деревья в решётчатые лунки, позволяющие им пить природную воду; во дворах делать парковки, а газоны размещать так, чтобы по силам было за ними ухаживать. Благоустройство появляется, когда есть благо, то есть польза и от газонов, и от деревьев, и от парковок. Так что для того, чтобы вернуть звание самого зеленого города, нам нужно очень постараться, но шансы всегда есть!

- Какие трансформации города Вы бы отметили сегодня?

- После вхождения Крыма в Россию очень быстро форсировалась разработка градостроительной документации для города по российским законам. Так, было упущено ее качество. Генеральный план города был сделан достаточно квалифицированно, но это ещё не всё, что необходимо для него. Генплан определяет основные функциональные зоны: где должны быть микрорайоны, общественные центры, магистрали и другое. Это нужно для определения «красных линий» улиц, городского, районного и местного значения. Затем, на основании генплана должны быть разработаны «Правила землепользования и застройки» - местный нормативно-правовой акт и градостроительный документ, в котором прописываются одинаковые правила для проектировщиков и застройщиков, чтобы все имели равные возможности приобретать земельные участки и соблюдать вытекающие обязательства. Так вот в Симферополе уже около 5 лет действуют «Временные правила землепользования и застройки». Давно уже нужно разработать постоянные правила, а в генплан города пора внести изменения, которые приостановлены по непонятным причинам.

Сейчас строятся комплексно крупные микрорайоны «Жигулина Роща» и «Крымская Роза» как положительный пример, которого долго не было не только в Симферополе, но и в Крыму.

Однако есть и не очень хорошие примеры «точечной» жилой застройки с необоснованным «впихиванием» её в существующую с переуплотнением инвесторами и «старательными рулевыми от архитектуры».

- Какие проблемы в архитектурной среде города Вы бы выделили как первоочередные? Есть ли у Вас предложения по их решению?

- У нас мало осталось локальных территорий для комплексной застройки, таких, как микрорайон «Жигулина роща». Подобных участков не видно, кроме территории бывшего аэропорта «Заводское».

Другая проблема заключается в том, что пока не просматриваются и заказчики, готовые инвестировать в центральную часть города со сносом и реконструкцией, как это было в советский период. Территорий для комплексной застройки мало, а значит будет возрастать доля реконструкции.

На пороге у нас и реновация старых районов, в частности кварталов Москольца. Примерно после 2035-40 годов начнется плавное поэтапное выбытие старого жилого фонда, так как износ его уже будет таков, что выгоднее будет менять, чем капитально ремонтировать. К этой программе нужно подбираться постепенно: необходимо на основании техобследований делать полную инвентаризацию зданий, потому что даже в одном дворе может сложиться так, что один дом можно реконструировать, а другой нужно будет сносить. Это длительный процесс, на который уйдет около 5-10 лет.

Нужно одновременно решать и проблему реконструкции центра с привлечением к этому инвесторов.

Надо отметить, что коммерческие аппетиты по строительству жилья могут дать переизбыток жилой площади и неполную занятость населения, которое не будет обеспечено местами приложения труда. Никто в данном случае не контролирует эту ситуацию. Я боюсь, что темпы развития жилого строительства не соразмерны по отношению к организации мест приложения труда. Проблематика может стать такой, что люди останутся безработными. А безработица влечет за собой криминогенную ситуацию. Во избежание подобного и существует генплан, а потому в него нужно вносить изменения. За реализацией генплана нужно следить и контролировать его. Для этого правильно было бы восстановить институт Крым НИИ проект, задачей которого было бы внесение изменений в градостроительную документацию поселений региона, контроль за её реализацией. Кроме того, это будет местная школа кадров для органов градостроительства и архитектуры. Наряду с главным архитектором города в штате Департамента градостроительства и архитектуры было бы правильно ввести должности уполномоченных архитекторов по 3-м районам города.

- Союз архитекторов Республики Крым сейчас проводит конкурс на благоустройство Гагаринского парка. Можете рассказать подробнее об этом?

- В первую очередь хочу сказать Спасибо Совету Министров Республики Крым и его руководству, курирующему градостроительные вопросы за то, что понял нас и стал организатором конкурса. Союз архитекторов Республики Крым является оператором конкурса. Мы подготовили «Положение о конкурсе» - это развернутая программа, включающая в себя исходные данные, топографическую съемку, техническое задание и рекомендации, которые вытекают из реального социального опроса жителей, проведенного специалистами кафедры социологии КФУ. Премировать победителей будет Совет Министров. Регистрация заявок предусмотрена на специально созданном сайте конкурса (парк гагарина.рф) в указанные сроки. Конкурс открытый, анонимный: все проекты будут представлены под 6-значными девизами.

- Сколько заявок на участие в конкурсе было подано?

- Сегодня я могу сказать, что на конкурс была подана 41 заявка, но это не значит, что мы увидим 41 проект. Практика показывает, что от заявки до разработки концепции доходит не каждый автор или группа. Предполагаю, что останется приблизительно вдвое меньше или около того. Голосование будет полностью независимым, члены жюри не будут знать, где и чей это

проект. Они будут выставлять своё субъективное суждение самостоятельно по личному протоколу голосования, расставляя места с первого по последнее.

- Кто будет возглавлять жюри?

- Жюри возглавит Шумаков Николай Иванович – Народный архитектор России (г. Москва), который 12 ноября был повторно переизбран в качестве Председателя Союза архитекторов России. Так же в составе жюри есть народный архитектор России Боков Андрей Владимирович - Президент Московского отделения Международной Академии Архитектуры и другие опытные архитекторы, специалисты, научные работники и управленцы.

- Какие главные задачи поставлены перед архитекторами, участвующими в конкурсе?

- Будут решатся задачи функционального зонирования и социального моделирования. Каждый участник должен представить по 2 планшета 1,4м/1м с основным составом разработок: генплан, фрагменты, виды и пояснения.

- А какова основная цель конкурса?

- Нужно отметить, что Положением конкурса не гарантируется полное выполнение конкретного проекта. Цель конкурса – аккумулировать лучшие идеи, которые будут наработаны в результате конкурса. И я думаю, что это правильно. Парк ведь — это не здание, которое должно быть построено полностью и похоже. Это общественная территория, где должны осуществиться лучшие идеи, совпадающие с проведенным социальным опросом и планами города.

- Когда будут известны результаты конкурса?

- Боюсь, что нужно будет отодвинуть сроки работы жюри. Мы не ожидали такого большого количества заявок. 41 проект или даже вдвое меньше – это всё равно довольно много. Каждую конкурсную работу нужно будет посмотреть сначала экспертной группе специалистов на предмет соответствия программе и условиям, а затем уже членам жюри распределить места по порядку возрастания с первого по последнее, а на это необходимо время. Однако результаты в обязательном порядке будут известны до конца этого года.

Карина БОЧАРОВА